Хорошего дня!
42

«Не хотел подвергаться насилию и участвовать в поборах». Начался суд по делу о смерти рядового Александра Коржича в Печах

В клетке трое обвиняемых, им от 20 до 23 лет

В клетке трое обвиняемых - Антон Вяжевич, Евгений Барановский и Егор СкуратовичФото: Святослав ЗОРКИЙ

В среду, 8 августа Минский областной суд в здании суда Московского района начал рассматривать дело по факту смерти Александра Коржича.

Напомним, 21-летнего солдата-срочника из Пинска нашли повешенным в подвале воинской части в Печах 3 октября 2017 года.

Заседание проходит в здании суда Московского района МинскаФото: Святослав ЗОРКИЙ

В первоначальную версию о суициде, которую рассматривал Следственный комитет, родные не поверили. Мама Александра Коржича настаивала на том, что ее сына убили. Следствие сделало вывод, что 21-летнего парня довели до самоубийства.

Мама Александра Коржиа сидит на первой скамейке. За ней - еще два десятка солдат, которые признаны потерпевшимиФото: Святослав ЗОРКИЙ

За полчаса до начала процесса у зала суда собираются журналисты. Громкое дело активно освещалось в СМИ, на первое заседание пришли около двадцати журналистов и фотокорреспондентов.

В деле больше 30 томовФото: Святослав ЗОРКИЙ

В клетке трое обвиняемых - это сержанты, сослуживцы Александра. Евгений Барановский обвиняется по статьям «Получение взяток», «Злоупотребление властью», «Кража», Антону Вяжевичу и Егору Скуратовичу вменяется «Получение взяток» и «Злоупотребление властью». Молодые парни в темных майках спокойно сидят на скамейке за решеткой, от камер не прячутся.

Мама Александра Коржича до начала процесса внимательно изучает документы и свои записи в большом блокноте. Перед ней на столе лежат посмертные фотографии сына - на одной из них видна продольная линия пунцового цвета на шее парня, на другой - красные пятна на его голове.

На первых трех скамейках - около двух десятков солдат- срочников в военной форме. Все они признаны потерпевшими.

Потерпевшими признаны 20 солдат-срочниковФото: Святослав ЗОРКИЙ

Антон Вяжевич громко и четко отвечает на вопросы судьи: 22 года, окончил 9 классов школы. Женат, есть 5-летний сын. Вяжевич был заключен под стражу 22 октября прошлого года. Евгению Барановскому 23 года, он находится под стражей с 17 октября 2017 года. Не женат, детей нет. Егору Скуратовичу 20 лет, у него среднее специальное образование. Холост, служил командиром отделения.

«Заставлял делать отжимания в противогазе, брал взятки за разрешение сходить в магазин»

По версии следствия, Евгений Барановский, который служил командиром взвода, регулярно брал взятки от солдат за разрешение пользование мобильным телефоном. Сумма взяток обычно составляла 30-40 рублей. Платил за пользование телефоном в том числе и Коржич.

Обвиняемых защищают три адвокатаФото: Святослав ЗОРКИЙ

Брал Барановский деньги и за разрешение сходить в магазин. Например, от Коржича за это он требовал купить ему 20 пакетиков растворимого кофе, 14 пачек вафель, 3 пачки сигарет, 10 пачек вермишели и другие продукты на 54 рубля.

Примерно такие же требования Брановский предъявлял и к другим солдатам, которым разрешал сходить в магазин.

Всего Барановский получил от подчиненных взятки на 314 рублей. Он же заставлял солдат делать упражнения, в том числе ночью. Например, если Барановский был недоволен тем, что солдаты не вовремя построились, он заставлял их делать по 20 отжиманий, приказывал во время отжиманий замирать на полусогнутых руках на 5 минут. Иногда Барановский заставлял подчиненных отжиматься по 30 раз и в противогазах.

- Те, против своей воли, испытывая моральные страдания и унижения, выполняли, - зачитывает обвинение гособвинитель.

Однажды один из солдат возмутился и отказался отжиматься. Тогда Барановский 4 раза ударил его ногами.

В виде наказания за курение в туалете, Барановский заставил солдата убирать унитаз, который перед этим вымазал черным кремом для обуви.

Светлана Коржич принесла в суд посмертные фотографии сынаФото: Святослав ЗОРКИЙ

Все это, по версии следствия, Барановский делал для того, чтобы самоутвердиться, продемонстрировать свое мнимое превосходство как начальника, добиться дисциплины любым способом, в том числе незаконным.

Барановский забирал у солдат продукты: соленое сало, копченую колбасу, жареное мясо, копченую курицу, бананы, персики, яблоки, арбуз, конфеты, печенье и шоколад.

Летом 2017 Коржич попросил Барановского не применять насилие и оградить его от выполнения команд и незаконных требований других сержантов. Барановский согласился и принял от Коржича 30 рублей. Он же потребовал заплатить ему как начальнику 20 рублей за то, что Коржич находился на лечении.

Барановский систематически избивал солдат, в том числе и Александра Коржича - всего в деле пять эпизодов. Поводом мог стать отказ рядового дать Барановскому сигарету. Обвинямый бил Коржича берцами по ногам, кулаками по туловищу.

- Не желая подвергаться насилию, принимать участие в поборах, не видя иного выхода из сложившейся ситуации, Коржич после выписки 26 сентября из медицинской роты проследовал в подвальное помещение медроты, где на ремне сделал скользящую петлю, а затем повесился. Смерть Коржича наступила из-за механической асфиксии, - сказано в обвинении.

Снимки Александра Коржича его мама держит перед собой на столеФото: Святослав ЗОРКИЙ

«Приказал солдату облизать ершик для унитаза»

Егор Скуратович служил командиром отделения. Он тоже брал взятки за разрешение сходить в магазин: в основном это были сигареты и пакетики растворимого кофе. Всего он взял взяток от подчиненных на 145 рублей.

Он же, издеваясь, заставлял подчиненных выполнять упражнения, в том числе и после отбоя: отжимания, замирания на полусогнутых руках. Вместе с Барановским Скуратович отбирал у солдат продукты.

Одному из подчиненных Скуратович издеваясь, приказал облизать ершик для унитаза. Тот отказался – тогда Скуратович забрал у солдата телефон. Обвиняемый бил солдат по шее, если был не доволен окантовкой их прически.

- Противоправные действия Скуратовича, в том числе, совершенные группой лиц в отношении Коржича, повлекли самоубийство последнего. Жестоко обращаясь с подчиненными, забирая у них продукты, применяя насилие, Скуратович не предвидел возможности самоубийства кого-либо из них, хотя при должной внимательности должен был предвидеть наступление таких последствий, – продолжил зачитывать обвинение прокурор.

Светлана Коржич: «Смерть сына отняла у меня настоящее и будущее»

В перерыве мама Александра Коржича поделилась с журналистами первыми впечатлениями о процессе.

Мама Коржича недовольна гособвинениемФото: Святослав ЗОРКИЙ

- Я устала слушать о сигаретах и «Роллтоне». Я не думаю, что можно покончить жизнь самоубийством из-за этого - я же постоянно скидывала по 50 рублей. Я недовольна гособвинением: ничего не сказано о том, что Барановский забрал у Саши телефон. Не говорят о том, что Сашу забрали 17 сентября с острой болью. Его возили по психиатрическим каким-то больницам - об этом ничего не сказано. Просто говорят, что не захотел идти в роту и пошел повесился. Никто не говорит, как он попал в это подвальное помещение, кто его забирал.

Светлана считает, что это дело не поможет избавиться от дедовщины в армииФото: Святослав ЗОРКИЙ

Светлана Коржич считает, что помимо сержантов среди обвиняемых должны быть и старшие по званию - те, кто должен был контролировать порядок в части.

- Я хочу для этих обвиняемых самого строгого наказания. Но я думаю, что это дело не поможет избавиться от дедовщины в армии. Зачем вообще нужна такая армия, где сержанты требуют у солдат сигареты и макароны? Пусть на деньги налогоплательщиков нанимают контрактников – там никакой дедовщины не будет. Саша был абсолютно здоров, когда шел в армию - он же проходил комиссию. Так откуда потом берутся суицидники? Смерть сына забрала у меня все - настоящее и будущее, все забрала наша армия. Конечно, я буду жаловаться дальше.

"Столкнул Коржича в окоп и бросил туда пять лопат"

Антон Вяжевич был заместителем командира взвода. Как и двое других обвиняемых, он брал продукты и деньги за разрешение сходить в магазин и пользоваться телефоном. Список продуктов, которые он требовал от подчиненных, весьма разнообразный: майонез, сухарики, эклеры, вермишель, кофе, молочный коктейль, мороженое, сигареты. От Коржича Вяжевич тоже принимал продукты.

В качестве взятки обвиняемый однажды взял стельки, которые стоят 2 рубля: за это он освободил солдата от уборки. Всего Вяжевич получил от подчиненных взятки на 189 рублей.

Этот обвиняемый десятки раз заставлял солдат отжиматься и приседать, если ему что-то не нравилось в их поведении, бил подчиненных по шее. Издевался Вяжевич и над Коржичем. Однажды он столкнул солдата в окоп, и бросил туда пять лопат, которые воткнулись рядом с ногами Коржича.

Его обвиняют и в том, что он незаконно привлекал рядовых к труду. Так, он мог поднять солдат после отбоя и приказать убирать туалет или другие помещения. В деле есть эпизод о том, как Вяжевич перевернул кровати и сбросил рядовых, которые на них лежали.

Евгений Барановский частично признал себя виновным. Егор Скуратович и Антон Вяжевич не признали свою вину по статье "Злоупотребление властью". Вину в получении взяток они признали частично.

ХРОНИКА СОБЫТИЙ

10 октября в СК сообщили о том, что возбуждено уголовное дело по ч.3 ст. 443 (Нарушение уставных правил взаимоотношений между лицами, на которых распространяется статус военнослужащего, при отсутствии отношений подчиненности, повлекшее тяжкие последствия). Тогда же в ведомстве отметили, что рассматривается уже несколько версий о причинах смерти парня.

13 октября стало известно, что дело взял на личный контроль президент, а СК подробно рассказал о том, как нашли тело Коржича. На голове у него была надета майка, ноги были связаны шнурками. В ведомстве подчеркнули, что рассматривается три версии: самоубийство, доведение до самоубийства и убийство.

14 октября в Минобороны рассказали, что после смерти рядового от должностей отстранили пятерых военнослужащих. Среди них - первый замначальника Объединенного учебного центра и начальник медслужбы центра. Из армии уволили четыре человека. Это начальник 3-ей школы подготовки специалистов (в этой школе служил Коржич), замначальника школы, командир учебной роты, старшина медицинской и старшина учебной роты.

Обвинение по статьям «Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими», Злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти» и «Мошенничество» предъявили восьми сержантам, прапорщику и офицеру.

Светлана Коржича считает, что ее сына убилиФото: Святослав ЗОРКИЙ

В смерти Александра Коржича обвиняют трех сержантов из его роты. Следствие установило больше 150 эпизодов превышения ими власти. Известно, что они также брали взятки. Сержантам предъявили обвинение по ч. 3 ст. 455 «Превышение власти, повлекшее тяжкие последствия - доведение до самоубийства». Санкция статьи предусматривает от 5 до 12 лет лишения свободы. Объясняя, почему военнослужащих обвиняют не по статье «Доведение до самоубийства», в СК поясняли, что «так как они должностные лица, для подобных действий предусмотрен иной состав — ч. 3 ст. 455 УК».

Обвиняемым - от 20 до 23 лет, у одного из них есть 5-летний сынФото: Святослав ЗОРКИЙ

Мама солдата ознакомилась с материалами дела и написала заявление в СК и Администрацию президента о том, что не согласна с результатами расследования. Женщина считает, что ее сына убили. Светлана Николаевна попросила провести эксгумацию тела. Но повторная экспертиза подтвердила первоначальную: в ее выводах сказано, что те повреждения, которые нашли на лице и теле Коржича, он получил уже после смерти. Но и после этого у Светланы Коржич остались вопросы, ответы на которые она не получила.

Кстати, только за полгода 2018 в Беларуси осудили столько же военнослужащих, сколько за весь прошлый год. В 2017 за «армейские» преступления приговорили 31 военнослужащего, а в 2018 осуждены уже 28 человек.

Ваш браузер не поддерживает HTML5 видео

Мама Александра Коржича поделилась с журналистами первыми впечатлениями о процессеСвятослав ЗОРКИЙ

Подпишись на наши новости в Google News!

Поделиться:
Читайте также