Хорошего дня!
17

Экс-начальник учебного центра в Печах о гибели Коржича: «Находясь в здравом уме, самостоятельно такое сложно сделать»

Показания в суде дал полковник Чернецкий и экс-начальник 3-й школы, в которой служил Коржич - Александр Чернов

В суде допросили руководителей учебного центра, которые в числе первых оказались на месте происшествия 3 октября.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Минский областной суд продолжает рассматривать дело о гибели рядового Александра Коржича, которого нашли повешенным в подвале воинской части в Печах 3 октября 2017 года.

Во вторник, 4 сентября, в суде допросили руководителей учебного центра, которые в числе первых оказались на месте происшествия 3 октября.

Ничего не знал о взятках, поборах и отжиманиях после отбоя

Сейчас Александр Чернов работает технологом на одном из предприятий, а с сентября 2015-го по октябрь 2017 года он был начальником 3-й школы 72-го учебного центра в Печах. В суде свидетель отвечает на вопросы громко и четко, ссылается на устав, приказы министра обороны и другие документы.

Прокурор детально расспрашивает свидетеля, кто следил за порядком в подразделении. Чернов отвечает, что этим занимался дневальный, а ночью - дежурный по воинской части. При этом они могли не видеть всего, что происходит в расположении.

- Вам известно, что обвиняемые поднимали военнослужащих после отбоя, заставляли отжиматься? - спрашивает прокурор Юрий Шерснев.

- Нет. Поднимать после отбоя можно только в случае тревоги или ЧП - в других случаях запрещено.

Что касается телефонов, то, по словам Александра Чернова, они хранились в специальных ячейках, выдавать телефоны солдатам мог только командир роты или его заместитель. Запрещено было иметь телефон с выходом в интернет, камерой и диктофоном. Если солдату нужно было срочно позвонить, он мог через сержанта попросить телефон у командира роты.

- О том, что сержанты брали деньги за право пользования телефоном, вам известно? - задает вопрос прокурор.

- Нет, ничего не известно.

Чернов рассказывает, что в буфет солдаты могли ходить только группой в свободное время под руководством старшего.

- Одиночное посещение военнослужащими буфета, как правило, запрещалось и пресекалось. За исключением буфета, который находился в столовой: туда военнослужащий мог забежать после посещения столовой.

В расположении хранить продукты запрещено: там не было ни холодильников, ни микроволновок. Если родители привезли солдату продукты, он должен был съесть их в течение суток.

- Солдат мог только сам поделиться, угостить кого-то, но забирать продукты сержанты не имели права, - добавляет Чернов.

Александра Коржича «потеряли» на 7 дней. 26 сентября его выписали из медроты - в тот же день он должен был прибыть в расположение. Но солдата нашли только 3 октября. По словам свидетеля, солдат пересчитывали каждый день, этим занимался дежурный по воинской части - он сверял количество солдат из штаба, воинской части, подразделения и медроты.

- Физически своим ногами должен был кто-то прийти в медроту и пересчитать военнослужащих?

- Из подразделения никто не должен этим заниматься. В медроте есть фельдшер, который тоже проводит сверку. В выходной день заместитель командира роты по идеологической работе должен посетить военнослужащего в медроте.

- Как вы можете объяснить, что по документам Коржич находился на лечении и в то же время был издан приказ о том, что он прибыл из роты и числится в школе?

- Порядок выписки и убытия военнослужащего из медроты ничем не регламентирован. Предварительно медики звонили в роту и говорили, что выписан такой-то, придите заберите. Бывало, что мне звонили и говорили, что солдата никто не забрал. Я разбирался: получалось, что в роте только дневальный, и никто забрать не может. Как что произошло, я не могу объяснить.

Минский областной суд продолжает рассматривать дело о гибели рядового Александра КоржичаФото: Павел МАРТИНЧИК

Бывший начальник учебного центра о дедовщине: «Кто-то недобросовестно выполнял свои функции»

Следующим показания дает экс-начальник учебного центра в Печах, полковник Константин Чернецкий. Он работал в учебном центре с декабря 2016-го по 20 октября 2017-го. Указ об его увольнении подписал президент.

«Дедовщина стала возможной в результате самоустранения и безответственности ряда должностных лиц. Кроме этого, факты неуставных отношений в центре стали возможными из-за отсутствия контроля за поддержанием воинской дисциплины и правопорядка в подчиненном соединении со стороны его начальника полковника Чернецкого» - было сказано в сообщении пресс-службы президента.

Константин Чернецкий рассказывает суду, какая работа проводилась в учебном центре по профилактике суицидов и неуставных взаимоотношений.

- Приказами министра обороны, начальника 72-го ОУЦ определено проводить профилактические мероприятия, сборные мероприятия два раза в год до начала учебного периода. Работа с сержантами проводилась каждый месяц. При выявлении военнослужащих, склонных к таким проявлениям, с ними проводилась работа и принимались соответствующие меры. Должна была работать система контроля. В каждой воинской части была своя группа контроля - одну из них возглавлял я, в нее входили и мои заместители. Что входило в обязанности группы контроля? Проведение мероприятий в подразделении, проверка караула, контроль приема пищи, я принимал доклады от командиров воинских частей. Затем я докладывал замминистру обороны, министру о состоянии дел, получал какие-то указания.

- Во время следствия были выявлены факты насилия при утреннем осмотре, отжимания после отбоя, нарушения при пользовании телефонами. Как можно было допустить эти факты? - спрашивает прокурор.

- Офицеры состава группы контроля работали с 8 утра до 8 вечера. Они не обязаны были ночевать в воинских частях. За дисциплиной должны были следить в том числе дежурный по роте и дежурный по части.

Полковник высказывает свое мнение, почему дежурный по роте не докладывал о дедовщине дежурным по воинским частям.

- Причина одна - низкий моральный уровень человека. Ну и вторая - боязнь. Если бы мне стало известно о таких фактах, по каждому я должен был принимать меры - иначе это укрывательство, преступление. Но информации о таких фактах мне не поступало.

- У вас, как у командира соединения, не было предчувствия, что имеет место укрывательство, недоносительство?

- Можно предполагать, что укрывательство среди сержантов имело место - они вместе учились, жили, возможно, были какие-то дружеские отношения. Нет проблем только у того, кто не работает. Когда работаешь, всегда есть проблемы. Мероприятия на предупреждение проводились. Это были воспитательные беседы. Ежемесячно проводилось правовое информирование и идеологическая работа.

- Выявлены сотни случаев проявления неуставных отношений. Как вы можете это объяснить? Как это могло произойти? - снова уточняет прокурор.

- Эти факты имеют скрытую форму - наличие у солдат или сержантов кофе или конфет еще не значит, что кто-то у кого-то забрал. Цепная реакция. Во-первых, это недоработки, - сбивчиво отвечает Чернецкий.

- Где сбой произошел, в каком звене?

- Если взять из низшего звена, те же сержанты должны выполнять свои обязанности. Сбой, как правило, происходит там, где люди находятся рядом с солдатами ежедневно. Контрольные функции кто-то выполнял недобросовестно. Я с материалами дела не знаком, поэтому не знаю в полном объеме.

Прокурор отмечает, что с мамой Коржича никто из руководства не контактировал. Полковник рассказывает, как должна была организована работа с родителями.

- У командира роты есть вся информация, контакты родителей. Накануне принятия присяги рекомендуется командирам воинских частей довести до родителей порядок посещения воинской части, порядок увольнения. Официально у меня раз в месяц прием, но по факту попасть ко мне на прием не было проблем ни у родителей, ни у военнослужащих.

С Коржичем Чернецкий не был знаком, до происшествия ничего о нем не знал.

- 3 октября около 18 часов поступил доклад о том, что военнослужащего нашли в подвальном помещении медроты. Я спустился вниз, сам посмотрел, что произошло. После чего принял меры для выяснения личности, дал команду сообщить в милицию, контрразведку, Министерство обороны, вызвать медработников и не допускать никого к месту происшествия. Я дал команду врачу проверить, нет ли у военнослужащего признаков жизни - может быть, была еще надежда спасти. Повреждений я никаких не видел: он был одет в форменную одежду, голова майкой прикрыта. Ремень, по-моему, сзади лежал, кепка.

Судмедэкспертиза установила, что повреждения, которые есть на теле Коржича, он получил уже после смерти. На вопрос, могли ли причинить Коржичу повреждения, когда вынимали из петли, полковник Чернецкий однозначно ответить не смог.

- Сложно сказать. Пространство небольшое. Я видел со стороны, как снимали. Снимали два военнослужащих. Что можно сказать о причинах поступка? Самостоятельно такое сложно сделать, находясь в здравом уме. Были, наверное, какие-то предпосылки, проблемы. Возможно, в коллективе армейском, может быть, с девушкой.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Коржич находился в группе риска по трем факторам»

Такими факторами военные посчитали употребление спиртных напитков отцом, воспитание мамой и бабушкой и приводы в милицию за нарушение ПДД (читать далее)

Мать Коржича: «Если у Саши было психическое расстройство, то почему его брали в армию?»

В суде зачитали материалы посмертной судебно-психиатрической экспертизы (читать далее)

Прапорщик, который пользовался карточкой Коржича: «Он просто одолжил мне денег»

В суде допросили прапорщика, который расплачивался банковской карточкой погибшего солдата-срочника (читать далее)

«Коржича не забрали из медпункта»

В суде дал показания свидетель, который одним из последних видел живым Александра Коржича (читать далее)

Суд по Коржичу: «Не встречал офицера, который бы знал полностью свои обязанности»

Бывший военный, которого обвиняют в злоупотреблении властью, дает показания в суде (читать далее)

«Поменял затвор от автомата на смартфон»: идет суд по делу Коржича

Допрашивают свидетелей по резонансному делу о гибели солдата-срочника (читать далее)

Потерпевший по делу Коржича: «Я вас прощаю, сержант»

Один из обвиняемых извинился перед солдатом (читать далее)

Суд по делу Коржича: «Причина трагедии? Одни говорили, что это сделал сержант, другие - что он сам»

Потерпевшие солдаты продолжают давать показания о неуставном поведении сержантов (читать далее)

Суд по делу гибели Коржича: «Сержант сказал отжаться 50 раз. Но как унижение это не расцениваю»

Солдаты рассказали, как покупали сержантам продукты и выкупали у них телефоны (Читать далее)

«Смысл жаловаться? Отжались и пошли спать»: продолжается суд по смерти в армии Александра Коржича

Сержанты в клетке выглядят уверенно, некоторые ответы потерпевших встречают смехом (Читать далее)

«Кинул в окоп пять лопат, они воткнулись в полуметре от Коржича»

Продолжаются судебные заседания по резонансному делу о гибели солдата-срочника (Читать далее)

Подпишись на наши новости в Google News!

Поделиться:
Читайте также